О нас пишут

Председатель правления «Крумкачоў» Денис Шунто на запланированной пресс-конференции объявил о начале краудфандинговой кампании и рассказал о состоянии дел в клубе.

– По большому счету мы не можем продолжать участие в чемпионате. Внутренний ресурс оказался не безграничен. Средств учредителей и партнеров оказалось недостаточно, чтобы справиться с текущими проблемами. Поэтому мы решили объявить программу краудфандинга. По-другому нам будет тяжело жить дальше. Нам просто нужна передышка. Сейчас клуб не может нести затраты.

Сумма, которую хотим собрать, – 125 тысячам рублей. Столько планирует потратить клуб за сентябрь и октябрь. Кроме этого мы будем получать и партнерские деньги, и средства от продажи билетов, и деньги от учредителей. Хотим, чтобы задолженности пришли в рабочий вид, и мы нормально закончили чемпионат.

Тяжелая ситуация сложилась из-за целого ряда событий, которые случились в течение года и накладывались друг на друга. Три с половиной года мы тянули клуб. У нас получалось справляться финансово, но мы наделали много ошибок. И в плане футбольной команды, и в плане построения офиса, и в плане отношений с партнерами. Сказались и неисполненные договоры со спонсорами, которые мы заключили перед началом чемпионата. Но в силу разных причин – результатов команды, проблем по бизнесу – мы не смогли рассчитывать на эту помощь. Кроме того, у некоторых моих компаньонов возникли житейские проблемы. Они сейчас не могут помочь.

Объявляя краудфандинг, мы рассчитываем не только на наших болельщиков, но и на людей сочувствующих со стороны. Знаю, что за границей много белорусов, которые за нами наблюдают. И расчет больше на них. Может быть, заинтересуем какие-то компании или госструктуры. Или обычных частных лиц, которые обладают финансовым ресурсом. Мы готовы даже ко входу людей в состав учредителей. Вплоть до контрольного пакета.

А теперь готов ответить на все ваши вопросы. Надеюсь, их будет как можно больше. Потому что вокруг нас много слухов и негативной реакции, в том числе и в мой адрес. Хотелось бы на все вопросы ответить максимально обстоятельно.

И еще, наверняка, возникнет вопрос по поводу партнеров и помощи. Те партнеры, которые есть сейчас, выполняют свои обязательства. К ним нет претензий, но они не могут увеличить помощь.

– Можно сказать, что на подобный шаг подтолкнул опыт Виталия Гуркова (собрал 6,8 тысяч рублей) и Сергея Долидовича (собрал 30 тысяч рублей)? Не считаете, что вашей суммой вы переоценили возможности краудфандинга в Беларуси?

– Я видел удачные примеры, но не делал каких-то оценок. Это просто платформа сбора средств и призыв о помощи. Надеемся, она нам поможет и спасет. От этого сейчас во многом зависит судьба клуба.

Мне о краудфандинге говорили еще, когда мы выходили в высшую лигу, но я не решился. Сейчас такая ситуация, что надо либо сниматься с чемпионата, либо просить помощи.

– В какой срок нужно собрать 125 тысяч? И правильно ли понимать, что если это не удастся сделать, «Крумкачы» снимаются с чемпионата?

– Правильно, да. Что касается сроков, то за два месяца. Сумма не нужна к 1 сентябрю. 125 тысяч – это сумма, которую мы потратим постепенно. И мы просто просим помочь нам ее собрать. Благодаря этому деньги, полученные от наших партнеров и учредителей, будут идти на погашение долгов.

Вот пример, в пятницу мы играем с «Нафтаном». А «Минску» за аренду стадиона должны 13,5 тысяч рублей. Закрыть долг пообещала «Крынiца». Если бы не она, матча могло бы и не быть. Мы бы не обеспечили домашнее поле.

– Сейчас речь идет о скорой помощи. Найдете деньги, закроете дыру. А что дальше?

– Ситуация форс-мажорная и ее не должно было быть. Мы же люди не глупые. Мы что-то планировали и на что-то рассчитывали. Но ситуация возникла. Если нам помогут, то к ноябрю мы наладим баланс, устаканим долги и спокойно закончим чемпионат за счет партнеров и учредителей. У меня у самого к концу года деньги будут. Просто пока партнеры и компаньоны не могут помогать. Но к ноябрю будут другие возможности. Если соберем деньги, чемпионат закончим без проблем. Зимой сопоставим возможности. Если они будут не очень большими, состав будет чуть слабее, будем играть молодыми. Но мы продолжим участие в чемпионате.

– Вы отметили, что готовы рассмотреть вариант продажи контрольного пакета акций. Во сколько вы оцениваете бренд «Крумкачы»? Есть ли на горизонте потенциальные покупатели?

– Нюансов много, и я не готов сказать сумму. Нам в первую очередь надо долги погасить. А дальше все зависит от условий.

– Вы морально готовы отдать власть?

– Потеря власти меня не пугает. В идеале я бы хотел заниматься только спортивной частью. Это у меня получается лучше. Да и мне это интересно. Если возможный инвестор мне позволит это делать, то почему бы и нет.

Вообще, много критики в мой адрес. Но ведь надо понимать, что мы не пришли в какой-то клуб, а сделали его с нуля и три с половиной года развивали и тянули. Изначально у нас была задача, которую в Беларуси за 25 лет никто не решал. Хотели сделать маленький, хороший клуб, который приблизился бы к самоокупаемости. И если бы не ряд ошибок, которые допустил, у нас это бы получилось раньше.

Сейчас я со своими друзьями и партнерами могу закрывать лишь треть бюджета клуба. И это потолок.

– В этом году в клуб поступали предложения о покупке какой-то части акций?

– Еще до кризиса с уходом футболистов был вариант, но потом человек испугался и сказал: «Давайте зимой поговорим». А контрольный пакет никто покупать не хотел.

– Будет ли меняться число учредителей клуба в сторону уменьшения?

– Вряд ли. Ну, вы же не знаете состав наших учредителей, правильно? Это закрытая информация.

– Вы отметили, что партнеры клуба, которые есть сейчас, выполняют свои обязательства. О чем тогда говорил ваш бывший сотрудник Андрей Иваненко?

– Андрей много чего говорил. Я бы не хотел это комментировать. Иначе мы просто уйдем в дебри. А я не считаю нужным это сейчас делать. У уволенных людей всегда будут какие-то обиды и своеобразная оценка вещей.

– Сколько спонсоров пришло в клуб за последние полгода?

– «Лето Трейд», например. Не очень много. Но опять же – результаты и аура вокруг клуба не позволяли нам привлекать большое число партнеров.

– Вы постоянно говорите о своих ошибках. Можете их назвать?

– Первая – за три с половиной года так и не смог на должном уровне выстроить офис. Вторая – в начале этого года немного подзапустил команду. Не был ни на одном предсезонном сборе и не прочувствовал ситуацию, которая сложилась внутри коллектива. Вовремя не увидел отношения игроков и тренеров, уровень мотивации и так далее. И это стало проблемой в начале сезона, переросшей в конфликт летом. Больше думал о том, как бы деньги привлечь, нежели концентрировался на команде.

– Если в результате резонанса вам предложит поддержку государство, вы посчитаете это благом и примите?

– Конечно, приму! Это странный вопрос. В свое время я предлагал Мингорисполкому помочь нам. Хотел, чтобы мы были на равных условиях с нашими соперниками. Это нелогично, что один клуб платит налоги, а 15 остальных с них получают деньги в бюджет. Хотел, чтобы город владел 25 процентами акций, и мы имели право на льготу по налогу на недвижимость.

Я и с НОКом разговаривал. И НОК нам помог с арендой полей СОКа для детей. Когда мы создавали детскую школу, благодаря Максиму Рыженкову НОК перечислил деньги на СОК для полей, и мы ими пользовались. Это существенная помощь, за что мы очень благодарны Рыженкову.

– Почему вам отказали в господдержке?

– Я хотел, чтобы мы пользовались налогом на недвижимость, как наши конкуренты. Мы хотели, чтобы 25% взяло государство, и мы подпадали бы под этот закон и были в равных условиях с остальными. Об этом разговаривали, но людям это было неинтересно.

– Сколько еще клуб должен БАТЭ? Удалось вернуться к норме по графику выплат?

– Сумма долга – секретная информация. Хочу сказать о суде. Новость возникла на «Трибуне» за два дня до игры с БАТЭ. Но заседание состоялось в феврале. БАТЭ подал требования, мы их не оспаривали и просто все оформили документально. В марте подписали график погашения долга. И почему эта информация появляется за два дня до игры – вопрос! Причем подается все так, будто бы суд прошел только что. Это было неприятно, но я не стал что-то говорить. Я видел, как настроены парни, как они звенят. Не хотелось сбивать настройки.

Что касается графика, то мы из него выбились и не можем держать. Суммы за июль и август мы выплатить не смогли.

– По итогам суда борисовчане могут наложить арест на счета и описать имущество клуба. Какие прогнозы по поводу арестов? Есть ли у клуба имущество, которое могут забрать?

– Имущество, которое может заинтересовать БАТЭ в плане суммы долга, нет. Да и смысла в этом я не вижу. Думаю, что и БАТЭ, и судебные исполнители (если до этого дело дойдет) все прекрасно понимают. Всем выгодно, чтобы мы жили, существовали и потихонечку гасили долг. Блокировать деятельность клуба невыгодно для БАТЭ. Да, мы выбились из графика, но погасили достаточно существенную часть. Она пока меньше половины, но существенная.

– Как разрешается ситуация с Владимиром Пятенко и его помощником?

– Они подали иск в гражданский суд. Заседание должно было пройти на прошлой неделе, но из-за болезни директора перенеслось. Их же тоже в Минске нет. Поэтому диалог пока невозможен.

– Вы также должны футболистам. Какова эта сумма и гасится ли она?

– Ушедшие футболисты подписали с нами соглашение, в котором определен срок возврата денег. Сроки большие, но ребята понимали ситуацию и шли нам навстречу. Ситуация неприятная, но не критическая.

А тем, кто еще в команде, по-прежнему должны за 3-4 месяца. Но таких ребят осталось уже не так много. Буквально несколько человек.

– На каких условиях вам удалось договориться с Филиппом Ивановым о возвращении?

– Без условий.

– Он просто вернулся?

– Желание работать вместе у клуба и Фила было настолько велико, что ничего, что было в прошлом и что будет в будущем, не имело значение. Иванов – знаковый футболист для клуба. Две недели прошло, обиды ушли. Мы понимали, что нам будет лучше вместе.

– Не боитесь, что, поучаствовав в демарше один раз, он не повторит его через 2-3 месяца?

– Нет. Не боюсь.

– Говорили с ним об этом?

– У нас такие отношения, что особо разговаривать и не надо. Мы друг друга понимаем без слов. Чем их больше, тем больше вот таких вот ситуаций. Фил прекрасно понимает, куда вернулся и в какой ситуации клуб.

– Есть ли какие-то определенные договоренности с теперешними футболистами? Не последуют ли новые бойкоты и демарши?

– Нет, не последуют. Все знают, в какой ситуации клуб и что будет в ближайшие три-четыре месяца. Они готовы к разному развитию событий.

Я очень доволен, какой мы собрали состав. Никаких неблагонадежных парней с улицы нет. Богунова и Рудюка я очень хотел еще до начала чемпионата. Ярослава вообще два года хотел. А в начале сезона Рудюку предпочел Яшина, потому что Иванов и Шикавка убедили, что Дмитрий лучше, потому что это их друг и квалифицированный футболист. Сейчас в команде те футболисты, которые мне нужны.

– Какая сейчас самая большая зарплата в клубе и сколько таких ставок?

– В том документе, который представим, будет все расписано. Самая большая – 2000 рублей. Правда, ставок таких осталось мало.

– Летом вы планировали что-то заработать на трансферах, но почти все игроки ушли бесплатно. Верите еще в то, что на футболе можно зарабатывать?

– Это, кстати, еще одна штука, которую мы закладывали в бюджет. Зимой были предложения по игрокам в районе 10-25 тысяч долларов, но мы их не рассматривали. Нам казалось, что это мало. Но летом так получилось, что мы не смогли удержать футболистов и не смогли ничего на них заработать. Жаль. Хотя того же Шикавку и Талейко, которых мы довели до высшей лиги, я не собирался продавать. Хотел, чтобы они играли у нас 4-5 лет и развивались. Но так сложилось.

– Вы затронули тему долга перед «Минском» за стадион. Не было возможностей сменить арену?

– Нет. В Минске больше негде играть – на «Тракторе» уже две команды. Да и абонементы проданы на «Камвольщик». В прошлом году рассматривали варианты играть в Молодечно или в Борисове, но решили, что играть надо в Минске. СОК? Этот стадион пока не сертифицирован для высшей лиги. И не думаю, что до конца года что-то изменится. В 2018-м будет стадион «Динамо». Не знаю, какая будет там сумма по аренде, и какие будут наши возможности, но чем черт не шутит. Да и «Динамо-Юни» могут построить. Будет вариативность.

– «Крумкачы» переиграли БАТЭ в гостях. Об этой победе говорят до сих пор. Выходит, чем хуже, тем лучше?

– Нет. Во втором круге сыграли четыре матча новым составом. У нас было три тяжелых выезда – Витебск, Брест, Борисов. И мы проиграли всего раз. Значит, есть определенный класс футболистов. К тому же я восхищен работой Алексея Кучука. У него есть жилка и в будущем это будет сильный тренер. То, как он придумал играть с БАТЭ, супер. Я не думаю, что кто-то еще из белорусских тренеров сделал бы так же. Он давал такие задания футболистам! Посмотрите наш третий гол. Да, забили с дальнего удара, но два нападающих были вверху, справа по флангу поднимался Алексиян, рядом с бьющим Фил Иванов. В атаке 5 человек! А счет был 2:2, у БАТЭ вышли Гордейчук, Родионов, Иванич. Нас в теории должны были задавить, но мы оказались в этом матче сильнее и тактически, и физически, и ментально.

Мы сыграли 4 матча во втором круге. С Витебском состав был «никакой», а несколько человек играли на второй день. Сейчас сыгранность и состав становятся лучше. У нас были три тяжёлых выезда, но в этих матчах мы только один раз проиграли. Есть какой-то класс футболистов. Я восхищён работой Алексея Кучука. В будущем это очень сильный тренер. Получаю удовольствие такое же, как от работы с Дулубом. И то, как он с БАТЭ придумал план на игру – я не думаю, что кто-то из Беларуси придумал бы так давать задания футболистам, чтобы это сработало.

Посмотрите наш второй и третий голы. Особенно третий – да, забили с дальнего удара, но два нападающих были вверху, справа по флангу поднимался Алексиян, рядом с бьющим Фил Иванов. В атаке 5 человек! А счет был 2:2, у БАТЭ вышли Гордейчук, Родионов, Иванич  и нас должны были задавить. Мы оказались сильнее и тактически, и физически, и ментально. Слабее только в индивидуальном мастерстве, но это не помогло БАТЭ. И тренер сработал отлично, и я, наверное, что взял таких футболистов. Футболисты молодцы. Случайных побед не бывает, особенно, в гостях у чемпиона.

– Общались ли с Анатолием Капским после игры?

– Нет, не разговаривали.

– Получают ли сейчас какую-то зарплату сотрудники клуба?

– Получают, но мало и редко. Такая вот ситуация.

– За что живете вы?

– У меня есть доход. Кроме того, есть должники. Мне должны даже больше, чем должен клуб. Пока были деньги, я раздавал их налево и направо, а забирать тяжело. Периодически удается, и деньги появляются.

– Сколько вы тратите в месяц на себя?

– Долларов 500, наверное.

– Когда вы последний раз покупали что-то значительное для себя?

– Тяжело сказать. Значительное я никогда в жизни себе не покупал. Как-то не обращал на это внимание и не задумывался об этом.

– Есть понятие игровой зависимости. Глядя на то, как вы стараетесь искать средства, складывается ощущение, что своеобразная игровая зависимость есть и у вас.

– Со стороны, конечно, виднее, но, наверное, ее нет. За три с половиной года мною и партнерами было потрачено на клуб больше миллиона долларов. И долг БАТЭ – 10 процентов от этой суммы. Да и я не бессмысленно вбухиваю деньги, а потом одалживаю еще. Просто угодили в финансовую яму.

– Едва ли последний год добавил вам много положительных эмоций. Сплошные проблемы и долги. Зачем вам все-таки нужен белорусский футбол?

– Это же интересно! Я самый большой и ярый фанат своей команды. Мне доставляет огромное удовольствие быть в футболе. У нас хорошие болельщики, компаньоны, тренер, футболисты. У каждого своя история. И это очень интересно. Приехали на «Борисов-Арену» и обыграли БАТЭ, имея долг перед чемпионами. Это же круто!

– Если так случится, что вы не соберете нужную сумму, и клуб снимется с чемпионата, будет ли вам интересно снова начинать со второй лиги?

– Если мы снимемся с чемпионата, то ни о какой высшей лиге не может быть речи. В низших лигах... тяжело сказать, долги останутся, мы не сможем играть и во второй лиге, я подозреваю. Просто банкротство тогда ожидается с ликвидацией. Умирать очень не хочется. Поэтому я здесь. Есть силы и идеи, есть вера. Надеюсь, что это не конец, а начало новой эпохи.

– Удачи вам.

Фото: Вадим Замировский (TUT.BY), Сергей Добриян (Прессбол).

Мы уже знаем, что это отличная история – о том, как парень не попал в 19 лет в московский ЦСКА из-за проблем со здоровьем, завязал с футболом, работал видеооператором, а затем волей случая снова оказался на поле и, будучи любителем, мечтал провести хотя бы пару матчей в высшей лиге. Мы уже знаем, что на основе жизни Евгения Костюкевича получится отличный сценарий. Вратарь “Крумкачоў” в элите и поиграл, и даже забил. В минувшие выходные добавилась еще одна глава – гостевая победа над чемпионом на фоне летнего кризиса. По этому поводу на следующий день Костюкевич поговорил с корреспондентом «Прессбола» Сергеем Азаркевичем и рассказал, как после игры в Борисове угощал болельщиков пивом в своем магазине.

– Как воспринимается победа в Борисове на холодную голову – понимаешь, что сделали большое дело?

– Главное, чтобы это хоть как-то помогло в решении проблем и достижении задач, которые ставит руководство. Если поможет, будет здорово. А нет – получается победа как победа, просто еще три очка.

– А есть ощущение, что реально может помочь?

– У меня нет. Даже не знаю, с чем это связано. Ну победили фаворита, такое бывает в футболе. А чувство, что перевернули все с ног на голову, – его нет.

– В начале второго тайма показалось, что все закончится для вас совсем плохо.

– Не знаю. Я, наоборот, после того как счет стал 2:2, именно с этого времени стал получать колоссальное удовольствие от игры. На сто процентов был убежден, что не проиграем. Не знаю почему. Внутри все кипело и горело, и просто понимал, что не могу позволить себе пропустить еще.

– Тем не менее два гола ты пропустил, хотя, казалось, мог обойтись и без них.

– Если о первом, то все прекрасно видел. Но у Гордейчука хорошо поставленный удар, мяч три или четыре раза менял траекторию. Пытался подстроиться, но в последний момент он все же вильнул, отскочил в перекладину и оказался в сетке. Конечно, с такими ударами надо справляться, но я допустил ошибку. Ничего, бывает.

– А второй гол?

– Абсолютно не видел удара. Я даже Сигневича там не разглядел – Коля был за двумя или тремя защитниками, еще и пробил как-то с отклонением. Каким-то образом мяч вылетел из-за игроков – я вообще не смог среагировать. Можно сказать, был пойман на противоходе.

– Удивительно, что после такого начала второго тайма БАТЭ позволил вам вернуться в игру.

– Возможно, дело в том, что борисовчане вышли на этот матч не в самом оптимальном составе. Но это проблема сугубо соперника. А над нами ничего не довлело, мы играли с холодной головой, делали, что умели. И в итоге воспользовались провалами в обороне БАТЭ, которых было достаточно, чтобы забить два-три мяча. Так и произошло.

– Знаешь, что по ходу матча в интернете активно обсуждали, какие ставки на “Крумкачоў”, на победу БАТЭ при счете 0:2 и что вообще долг надо как-то возвращать?

– Слышал. У нас в команде такие разговоры были только в шутку. Мол, пацаны, на нашу победу “тридцатку” дают, надо хату ставить, одним махом решим все финансовые проблемы. К сожалению, никто не поверил в эти слова. А в интернете пишут много чуши. Может, прозвучит обидно, но есть такая прослойка людей – ну просто идиотов, которые будут писать всякую ересь с понятной целью задеть, унизить, оскорбить. Это их право. Но считать матч БАТЭ – “Крумкачы” договорным или каким-то нечестным – это просто смешно.

– Денис Шунто провел ассоциации с поединком против “Днепра” двухлетней давности, когда вы выходили в высшую лигу. Согласен?

– Абсолютно нет. То был матч, в котором реально решалось все. Все или ничего. А здесь рядовая игра чемпионата. Да, с чемпионом, да, выиграли при драматичном сценарии. Не более того. Мы смогли выстоять, забили хороший гол и в целом своими стараниями и усилиями заслужили победу. Но сравнивать эти поединки, по-моему, нельзя.

– Как в команде восприняли возвращение Филиппа Иванова? Ты, например, говорил, что игроки, которые бойкотировали матч с “Витебском”, – не профессионалы...

– Да, высказал свою точку зрения. Повторю, я поступил бы иначе. А возвращение Иванова восприняли нормально. Фил – наш человек, родной для команды, и для меня тоже. Я его прекрасно понимаю: тяжело постоянно жить без денег, в долгах. Так что решение вернуться оценил хорошо – понимал, что при наших колоссальных проблемах с формированием состава столь важный человек, как Филипп, нужен как никто другой.

– Он объяснял свой поступок, может, извинялся? Или не за что?

– Все было так, как сам Филипп уже объяснял в прессе: у них с Денисом Петровичем были личные договоренности. Какие именно, не в курсе. Насколько понимаю, их условия не были выполнены перед игрой с “Витебском”. Филипп попрощался с командой и не поехал на матч.

– Уже все сказали, что тема долга перед БАТЭ накануне игры не поднималась. А вообще как она и в целом финансовая ситуация влияет на команду прямо сейчас?

– По поводу долга: дело в том, что нюансов никто не знает. Мы сами получаем информацию из прессы. И часто там пишут странные предположения, как, например, о судах, которые якобы только-только прошли, а на самом деле состоялись еще зимой. Искусственно подогревают интерес к теме, набрасывают на вентилятор. А в команде, если только напишут что-то такое скандальное, можно прийти на тренировку, посмеяться, где-то подначить друг друга, не более того. Ну а что касается финансов, то ситуация по-прежнему трудная. Держимся пока на морально-волевых. Да и много новых ребят, которые еще не прочувствовали положение.

– Расскажи, как ты после матча приглашал болельщиков в свой магазин в Жодино.

– Еще раньше обещал: когда открою вторую точку, приглашу болельщиков. И так получилось, что это произошло за день до встречи с БАТЭ. Просто сообщил, куда нужно ехать. В итоге они приехали – и мы классно провели время. Пообщались, сфотографировались, пивка попили. Я сам у них заказы принимал, наливал. Наши болельщики крутые, низкий им поклон, что не бросают клуб даже в тяжелые времена.

– Крутая ситуация: игрок команды, которая только что победила чемпиона страны, наливает пиво болельщикам.

– Да уж. Что поделать, работа такая. Надо же деньги зарабатывать.

– Судя по тому, что ты открыл второй магазин, дела в бизнесе идут хорошо.

– Сложно сказать. Все относительно.

– Можно ли доход от разливного пива сравнить с зарплатой среднестатистического белорусского футболиста?

– Нет, конечно! Футболисты – по крайней мере на бумаге – зарабатывают значительно больше. Выручка от магазина – это на еду, чисто для поддержания штанов. Хотя при этом колоссальный труд. Непросто, но я сам выбрал этот путь. Уже привык к такому ритму жизни и, когда выпадает редкий выходной, просто не знаю, куда себя деть. Приходится придумывать какие-то занятия.

– Много времени уходит?

– Почти все. Жалко и плохо, что мало времени провожу с семьей, с дочкой. Стараюсь каждый вечер попасть домой, пока она не уснула.

– Если бы у тебя не было бизнеса, допускаешь, что иначе отзывался бы о тех, кто не поехал в Витебск?

– Я уже отвечал на этот вопрос: да, поступил бы иначе. Понимая ситуацию, разорвал бы контракт, попросил о трансфере, но не устраивал бы бойкот. Ребят можно понять, им банально не на что жить. Снова одалживать, просить у родителей – стыдно. А магазин тут приплетать, мне кажется, вообще неуместно.

– Как все события в этом сезоне влияют на командный климат? Кажется, былого запала уже нет.

– Прежде всего отмечу, что процентов на восемьдесят поменялась сама команда. Люди, с которыми мы прошли долгий путь, к сожалению или к счастью, нашли иные места работы. Что-то, безусловно, поменялось. Но именно такие матчи, как в Борисове, могут возродить тот дух, который был присущ “Крумкачам” еще при Дулубе.

– Помнишь, как впервые оказался в воротах “воронов”? Кажется, там была какая-то история про таксиста.

– Немного не так. Впервые сыграл в товарищеском матче против “Сахалина”, под Дзержинском. Вышел во втором тайме вместо Антона Шунто и отразил пенальти. А про таксиста – неправда, журналисты просто некорректно подали информацию. Было дело, когда Виталий Макавчик работал в типографии, возил различную печатную продукцию и ему нужно было уезжать по работе.

– Я к тому, что тогда ты мечтал хотя бы о нескольких матчах в высшей лиге. Сейчас же играешь, забил даже – как в сказке.

– Воспринимаю это проще: так сложились обстоятельства. И никакого сакрального смысла здесь не вижу. Могло быть иначе. К сожалению, получил травму Антон Амельченко. Сделали ему операцию, сейчас в Гомеле на костылях – дай бог здоровья. В прошлом году тащил команду Андрюха Федоренко – на этот сезон, увы, не смог приехать. Да и, наверное, тоже не остался бы при нынешней финансовой ситуации. В общем, так получилось. Точно так же, как в 19 лет, обстоятельства сложились не в мою пользу. Как говорится, судьба возвращает долги.

– Читал, что ты был заядлым геймером. Надо думать, сейчас времени на компьютерные игры уже не хватает?

– Разумеется. Уже давно не играю. Это просто нереально. В компьютере – только по работе. Максимум могу ролик минут на пять перед сном посмотреть, чтобы отрубиться под него. К сожалению, игры из моей жизни уже ушли.

– К сожалению?

– Да не то чтобы скучаю. В качестве компенсации иногда могу какой-нибудь ролик про “World of Tanks” посмотреть, но не более того.

– Как, кстати, обстоят дела у команды “Жодино-Южное” – так ведь она называется?

– Да, есть такая. Недавно пробилась в высшую лигу АЛФ. Еще в начале года выступал за нее. И, конечно, постоянно переживаю. А как иначе, если там играют все мои жодинские друзья. Стараются, бьются. Получается, правда, пока не очень – идем в зоне вылета, однако сдаваться не собираемся. Надеюсь, все будет нормально. Увы, много кадровых потерь: парни женятся, заводят детей – выпадают, словом, из жизни. Вообще же, эта команда – моя родная, готов выступать за нее и днем, и ночью.

– У вас был замечательный слоган...

– “Жодино-Южное” – никому не нужное! Он по-прежнему актуален – все делаем сугубо своими силами.

Автор: Сергей Азаркевич, «Прессбол».

Фото: Максим Маликов, Юлианна Рипинская, Роман Протасевич.

История вратаря «Крумкачоў» вполне годится для экранизации драмы: мечты о большом футболе разбиваются о неутешительные диагнозы врачей. В 18 лет Евгений Костюкевич, переполненный амбициями, уехал на просмотр в ЦСКА, но вернулся из Москвы с медицинским заключением, где говорилось о проблемах с сердцем, несовместимых с профессиональным спортом. За 10 лет Евгений примерил несколько профессий, обзавелся семьей и все же совершил камбек, став основным вратарем «воронов» в мае этого года. SPORT.TUT.BY поговорил с 28-летним футболистом о том, почему никогда не надо забывать о вероятности хэппи-энда.

В 18 лет белорусский голкипер, являясь игроком дубля жодинского «Торпедо», отправился на просмотр в ЦСКА. На тот момент у него даже не было профессионального контракта в Беларуси.

— Я пришел к тренерскому штабу и спросил, могу ли отлучиться на пару недель. Они уточнили, куда именно. Ответил, что еду в Москву, но тренеры просили конкретики. Пришлось признаться, что в ЦСКА. Они сразу смекнули: «Подожди-подожди, так а у тебя есть контракт? Давай заключим!». Я с энтузиазмом сказал, что вернусь и все обсудим.

В ЦСКА молодой спортсмен увидел космический уровень футбола. Рядом тренировались братья Березуцкие, Алан Дзагоев, Юрий Жирков, только вернувшиеся с успешного для сборной России Евро-2008.

— В Москве понял, за что футболисты получают такие деньги. Они готовы были умирать на поле. После возвращения в Жодино не понимал, как можно делать что-то не по максимуму. На тренировках в «Торпедо» меня даже притормаживали, спрашивали, куда так несусь. Но со временем агония прошла и я стал таким же вялотекущим и «памяркоўным», как белорусская жизнь.

«Когда услышал, что придется закончить с футболом, думал, поседею на месте»

На вопрос, почему наши футболисты не так мотивированы, как игроки российских клубов, у «крумкача» своя версия:

— Там созданы все условия для того, чтобы игрок думал только о своей работе. Здесь же для футболистов сделано очень мало. Возьмем самый бытовой момент: после тренировки российские игроки оставляют в шкафу грязную вонючую форму, а на утро обнаруживают на том же месте чистые свеженькие футболки. Мы же должны думать о том, чтобы починить стиральную машину и самостоятельно постирать комплект (хорошо еще, если он высохнет наутро). Кажется, мелочь, но она решает.

У футболистов ЦСКА — полный комплекс восстановительных процедур: от ледяных бочек до джакузи. Я не знаю, как все устроено в БАТЭ, но не думаю, что в командах среднего уровня, как «Славия» или «Неман», есть хотя бы десятая доля такой организации, как в ЦСКА.

В Москве белорус впервые прошел углубленное обследование, которое показало, что ему нельзя выполнять ежедневные нагрузки, а это значило одно — окончание карьеры. На уровне дублирующего состава «Торпедо» не требовалось ничего больше кардиограммы, которая, как правило, не выявляет серьезных проблем. 

— У меня обнаружили какие-то три болезни — по 20 букв в каждом слове. В общем, полный набор. Когда услышал, что придется закончить с футболом, думал, поседею на месте. Казалось, я здоровый как конь, ни на что никогда не жаловался. 

Евгений вернулся на родину и начал заново проверяться уже у белорусских специалистов. Он никому не говорил о проблемах, надеясь, что диагнозы не подтвердятся. Но все медики говорили одно и то же.

— Когда тренеры «Торпедо» узнали о моих проблемах, посоветовали не насиловать организм. Олег Михайлович (Кубарев — главный тренер жодинского «Торпедо» в 2006-2009 — Прим.  SPORT.TUT.BY) сказал, что не надо рисковать. На тот момент меня, наверное, не считали перспективным вратарем. Я был очень близок к дебюту в высшей лиге. Но, увы...

Накануне матча с «Неманом» у жодинцев «сломался» вратарь и Костюкевич должен был выйти в основе. Но тренерский штаб — Кубарев, Дулуб, Журавель, Тучинский — сказали, что здоровье того не стоит. 

— Они предложили мне безболезненную, насколько это было возможно, смену рода деятельности — остаться около футбола и заняться уходом за полями. Уже через пару дней я ходил с ведрами и граблями и смотрел на пацанов, которые тренировались рядом. Научился выращивать и косить траву, удобрять поля — каждый день занимался этим часов по 12.

«Хотелось провалиться сквозь землю, чтобы парни не видели меня чумазого с зелеными от травы руками»

Голкипер долго не мог осознать и смириться с тем, что с профессиональным футболом покончено. Больше года он с болью смотрел на бывших партнеров, но со временем убедил себя, что не такой уж великий вратарь, чтобы убиваться. 

— Первые месяцы бился головой о стену, ходил, как лунатик. Параллельно с уходом за полями меня пригласили тренировать вратарей в «Смолевичи-СТИ», которые выступали во второй лиге. Тогда у них был полный порядок в плане денег — в какой-то степени лучше, чем сейчас в «Крумкачах».

Хотя психологически было все еще сложно оставаться около футбола и видеть, как пацаны веселятся, тренируются и ловят мячи. Эмоции — это самое главное, что дарит футбол. Хотелось спрятаться или просто провалиться сквозь землю, чтобы парни не видели меня чумазого с зелеными от травы руками.

Со временем о себе напомнила старая травма крестообразных связок — почти на каждой тренировке у Костюкевича «вылетало» колено. Приходилось лежать на траве минут по 10, ждать, пока боль немного утихнет. Он решился на операцию, а после отправился с другом на заработки в Россию снимать выпускные фильмы для учеников младших классов.

— Друзья вернулись из Смоленска с пачкой денег и сказали: «Пацаны, нормальная тема!». А мы до этого никогда не держали камеру в руках. Ознакомились с общими положениями монтажа, открыли карту, ткнули пальцем в любую точку — «попали» в Калугу, а через неделю уже ехали сквозь пургу в направлении этого российского города.

В Калуге не смогли сразу найти жилье. Я позвонил дяде в Москву, а он своим знакомым-военным в Калугу. Те приютили нас в воинской части и разрешили переночевать под охраной солдат. Угостили парней домашней курицей, а на следующий день уже переехали в съемную комнату с туалетом на улице.

Следующие несколько лет футболист колесил по городам России и осваивал операторскую работу и монтаж. 

— Мой первый монтаж над 40-минутным фильмом длился 12 часов, а когда уже наловчился — меньше часа. После 12 часов работы у меня даже случались галлюцинации — просыпался посреди ночи и лез под кровать в поисках переходов в видеоредакторе, — смеется Евгений.

Спустя четыре года голкипер вернулся в Беларусь и устроился к «воронам» тренировать вратарей и снимать матчи. На одну из встреч тренер заявил Евгения вторым вратарем, так как в команде были кадровые потери. Возвращение в большой футбол все же состоялось.

— Поняли, видимо, что я не такой уж корч и могу ловить мячи через раз. Поначалу подписывал бумаги, что выхожу играть под свою ответственность и предупрежден о возможных последствиях.

Евгений долгое время был вторым вратарем команды, но по ходу этого сезона Антон Амельченко завершил карьеру по состоянию здоровья, и Евгений стал первым номером.

— Меня колотило, когда Антон сказал, что уходит из футбола. Я все это пережил и никому бы не пожелал такого развития событий.

«Шантажом не получится выбить деньги, которых попросту нет»

В последние месяцы «Крумкачы» на слуху из-за финансовых проблем. Футболистам до сих не выплатили премиальные за прошлый сезон. Пятеро игроков — Дмитрий Климович, Дмитрий Яшин, Егор Семенов, Филипп Иванов и Евгений Шикавка — отказались ехать на выезд в Витебск из-за задержек по зарплате. 

Евгений подтверждает, что клуб не рассчитался со всеми футболистами. Хотя, по мнению голкипера, это нисколько не оправдывает отказ ехать на игру.

— Я бы в жизни не позволил себе такого, зная, что команда во мне нуждается. Это неправильно по отношению к партнерам, да и просто обман самого себя и футбола. Мне кажется, футбол такого не прощает. Как я могу не ехать на матч, если только вчера, можно сказать, начал играть. Да, пускай моя зарплата ниже чуть ли не любого дворника, но дело далеко не в деньгах, а в том, что мне просто доверяют и дают играть.

О каком профессионализме может идти речь? Даже если у нас есть задержки по зарплате, игроки могли выйти на игру, показать свои умения, забить гол, два или три и этим самым помочь себе уехать в другой клуб. Мне кажется, что новые работодатели могли бы обратиться в «Крумкачы» с очень небольшим предложением, которое бы устроило клуб. Очевидно, что шантажом не получится выбить деньги, которых попросту нет. Хотя это личное дело каждого, и я не буду никого осуждать.

Евгений был в недоумении, когда обнаружил в автобусе футболистов дублирующего состава вместо некоторых игроков основы. 

— Накануне игры с «Витебском» я приболел и пропустил две тренировки, а с ними и собрания игроков по ситуации с долгами. Косвенно знал, что парни обсуждают пропуск выезда, но не думал, что они реально на это пойдут. На предыгровой тренировке у меня спросили: «Ну что, ты едешь?». Я, как дурачок, ответил: «Конечно, поеду, если возьмут».

Я не мог подумать, что в автобусе вместо отдельных футболистов основы увижу дублеров. Некоторых молодых парней даже не знал по именам. Казалось, что еду в Витебск на исполнение приговора. Не понимал, кто будет играть в составе: пацан из «Макдональдса», который взял выходной, или человек, первый раз в жизни попавший в заявку в команду высшей лиги?

Костюкевич вспоминает: в какой-то момент футболисты почувствовали, что команде вообще нечего терять. 

— Все похоронили нас еще до матча. В букмекерских конторах были сумасшедшие коэффициенты на победу «Витебска». Наверное, не один человек после игры проклинал меня, — смеется вратарь, феерично отличившийся голом в той встрече. — Мы вышли биться за клуб. Подстегивало то, что наши партнеры в какой-то степени нас подставили. Хотелось доказать, что мы можем показать нормальный результат несмотря ни на что. Одно очко, добытое в игре в «Витебском», напомнило, что справедливость есть.

 

«Врач даже перезагружала систему, не веря, что мой диагноз не подтвердился»

Костюкевичу финансово приходится чуть проще, чем остальным энтузиастам из команды, потому что жизнь научила его всегда иметь план «Б».

— Конечно, можно понять, почему пацаны больше не могли оставаться в клубе. Им надо кормить семью, элементарно содержать себя. Но все же надо было решить с Денисом Шунто эти вопросы до игры: не бойкотировать матч, а прекратить сотрудничество, разорвав контракт. Пока ты в команде — такое поведение неприемлемо.

У меня, к счастью, есть основной источник дохода — магазин разливного пива в Жодино, который мы открыли вместе с другом. Когда на пять лет завершал карьеру, понял, что надо иметь резервы и быть готовым к любому развитию событий. Теперь я работаю по 12-14 часов каждый день без выходных (максимум — выходной в три недели). Перед тренировками занимаюсь делами в магазине, после этого еду за товаром и до позднего вечера разгружаю пиво.   

Костюкевич считает, что зарплаты являются определенной мотивацией для футболистов. Они стимулируют игроков, а не делают их разбалованными.

— Смешно обсуждать якобы завышенные зарплаты спортсменов топовых клубов Беларуси. Тот же БАТЭ добился серьезных успехов на евроарене, клуб зарабатывает деньги и вправе платить футболистам столько, сколько посчитает нужным. Почему условный Виталий Родионов должен получать мало, если он пять раз был участником групповой стадии Лиги чемпионов? Я против того, чтобы заглядывать в кошелек другим людям. Думаю, директор клуба умеет считать деньги и сам знает, сколько и кому платить.

Недавно Костюкевич прошел медосмотр наравне со всеми футболистами. Он показал, что у Евгения больше нет проблем, несовместимых с профессиональным спортом. 

— Я пришел на обследование с медкартой, где был указан старый диагноз. Доктор, делая заключение, три раза перепроверила мои результаты. Она даже перезагружала систему, потому что не верила, что диагнозы не подтвердились. А после сказала: «Я вас поздравляю, Евгений». В тот момент у меня навернулись слезы. После продолжительной паузы, когда я уже ни на что не рассчитывал и убил в себе все мысли об игре в высшей лиге, мне вдруг сказали: «Можно!». Я был на седьмом небе от счастья. Как после этого я могу не поехать в условный Витебск?

Футболист сожалеет, что сказка про «воронов» начинает разбиваться о нашу реальность.

— Кому-то не хватило терпения, кому-то — веры. Люди — хозяева своей жизни. Те, кто хотел уйти, думаю, уже сделали это. Молодым игрокам самое время доказывать свою состоятельность. Я на этом корабле отплывал — на нем и утону, если придется. Хотя все еще надеюсь, что не разобьемся о случайную скалу.

Автор: Виктория Ковальчук.

Фото: Дарья Бурякина.

У Ярослава Богунова непростая карьера. В 12 лет украинец покинул родной дом и с тех пор не задерживался ни в одном городе более чем на 3 года. Легионера бросал собственный агент, обманывали клубы, пытались сломать в украинском миноре и ломали в белорусской вышке – для 23-летнего футболиста Ярослав успел пережить слишком много неприятностей.

– Говорят, в Луганске играют футбол все, но только не местные. Расскажи о своей футбольной карьере до переезда в Беларусь.

– У нас в семье три брата, я – самый младший. Старший, вратарь, играл за «Шахтер» из поселка Юбилейный. В какой-то момент привел нас со средним на тренировку, мне тогда было 5 лет. Сначала занимался только мини-футболом. До 12 лет бегал за «Шахтер», а потом меня забрали в луганский спортивный интернат. Довольно известная в Украине спортивная школа, кстати.

– Думал, в Луганске все мечтают в «Заре» играть.

– «Зарю» с самого детства всерьез не воспринимал. Тем более, когда я только пришел в «Шахтер», обе команды играли во второй лиге Украины. Так что с «Зарей» у нас что-то вроде вражды было, а дети к таким вещам всегда серьезно относятся. Когда «Шахтер» распался, о «Заре» даже не думал – уехал в донецкий «Олимпик» играть за свой возраст на чемпионате Украины. У вас такие чемпионаты лицензией, кажется, называются.

– За 3 года после переезда в Донецк ты успел сменить три школы. Был слишком перспективным?

– Не особо. После 2 лет в «Олимпике» у нас сменился тренер – многие ребята разбежались. Старший брат поехал в «Днепр», поговорил там с тренерами и потащил меня за собой. А через полгода позвонил тренер «Металлиста» – такой команде сложно отказать. В 11 классе за свой возраст уже не играл – меня регулярно к дублю подтягивали.

– В «Металлисте» ты тоже не задержался. В чем причина? Рассчитывал сходу пробиться в основу?

– Да попробуй там пробиться в основу. Тот «Металлист» из года в год тройку призеров замыкал. Команда была заточена под еврокубки. И Тайсон, и Хавьер, и Марко Девич. Вся передняя линия – латиноамериканцы, а жесткий лимит только лучшим из украинцев позволял играть. При этом в «Металлисте» не забивали на молодежь. Меня регулярно на тренировки с основой приглашали, в двусторонках задействовали. Но было понятно, что в этой команде мне ничего не светит. Ехать в первую лигу или другой дубль не хотелось, а команды вышки перед стартом нового сезона были уже укомплектованы. Да и уровень чемпионата тогда был очень высоким, не то что сейчас.

– В Германию на самом деле ехал, чтобы закрепиться в команде четвертого дивизиона?

– Про Германию лучше вообще не вспоминать. Это агент все. Пока собирался в Германию, все планы десять раз поменялись. Сначала ехал в одну команду на просмотр, а в поездке оказалось, что направлюясь в другую. В итоге занесло вообще в полупрофессиональную лигу. Все понравилось, условия-то хорошие были. Но в Германии требовали знание языка. А я с иностранными совсем не дружу. В итоге так ничего и не срослось. После поездки агент перестал выходить на связь со мной. А я без него ни шага сделать не могу, связан контрактом.

– Из-за этого ты спустился в украинский минор?

– Да, в пивную лигу. С Мишей Калугиным и Богданом Рудюком, кстати, в одной команде играли. «Счастье» называлась. Бегали вместе с мужиками, которые только что смену на заводе отпахали. У нас, благо, еще более-менее футбольная команда была с не закрепившимися в профессионалах ребятами. Они так форму поддерживали, чтобы периодически себя дублям украинским показывать. Иногда жил вместе с ними, но чаще приезжал просто поиграть. Один раз не доиграл. Какой-то старичок с бешеными глазами в меня с двух ног попытался вкатиться. Я к тренеру после этого подбегаю, говорю «меняй меня, я наигрался».

– Получается, «Белшина» спасла тебе карьеру?

– Седнев спас мне карьеру. А вернул меня в футбол агент Андрей Иванов. Мы с ним совершенно случайно встретились в Луганске. На мосту. Друзья попросили меня побегать за них. Иду с сумкой после игры. Андрей останавливает, спрашивает, куда я пропал. Выслушал мою историю, пообещал мной заняться и попросил найти деньги на билет в Турцию. У Иванова там друг живет, тоже агент. Он собирает хороших свободных агентов по России и Украине, одевает, устраивает им сборы, товарищеские матчи и пристраивает в клубы. В основном казахские. После сборов друг Андрея предложил мне ехать в Финляндию. Далековато немного. Тем более забыть Германию я еще не успел. Андрей позвонил, сказал, что есть вариант с «Белшиной» в Беларуси. А в Бобруйске обошелся без просмотра серьезного. На двух тренировках на меня Седнев посмотрел и предложил остаться.

– Можешь сравнить «Белшину», в которую ты приехал из Украины, и «Белшину» после прихода в нее инвесторов?

– Бобруйск меня с самого начала впечатлил. Никогда не забуду свою первую игру в «Белшине» и первый выезд в Минск на матч с «Торпедо». На встречу добирались на электричке. С пересадками. В холод. Мне еще как самому молодому мячи пришлось тащить. Я такое впервые увидел. Сразу заподозрил, что куда-то не туда попал. Видимо, не зря заподозрил. Но на самом деле коллектив тогда был очень хорошим. Инвесторы пришли – команда исчезла. Я приезжаю в свой клуб готовиться к новому сезону, а от прошлогоднего состава почти никого не осталось. Из старых в команде только Боря Панкратов, Карама, Серый Рожок – такое ощущение, что я снова в Турции. Новые руководители просто понабрали новых игроков, и за счет этого собрались БАТЭ обыгрывать. Обыграли. Разрушилось все очень быстро. Так быстро, что не успел с больничной койки встать – уже не игрок «Белшины».

– Кстати, о травмах. В Беларуси ты постоянно ломаешься. Всегда таким «хрустальным» был?

– Не поверишь, но до переезда к вам ни одной травмы в жизни не было. На асфальте бегал, на паркете, на искусственном. Только к вам приехал – началось. Первая травма особенно тяжелая была. Не знаю, как так вышло. С «Днепром» тогда играли. Разворачиваюсь, а колено не развернулось. Вторые кресты намного легче перенес. Не беспокоят уже.

– В Украине тебя нормально залечили? Не жалеешь, что не отправился лечиться в Италию или Германию, как в первый раз?

– Наоборот, жалею, что в Германию поехал в первый раз. Совсем плохо меня подлатали. Весь сезон болела нога после операции, когда, казалось бы, должен был уже давно восстановиться. Так целый год и отыграл на обезболивающих.

– Чем закончился конфликт с «Белшиной»? С тобой судились. Клуб отказывался платить. Инвесторы тоже. Федерация была на твоей стороне. Что по итогу?

– «Белшина» пыталась задурить мне голову, что у меня контракт расторгнут с ней. Показывают мне документ о расторжении контракта за десятое число, в котором моя подпись стоит. Подписать я его не мог, конечно. Третьего числа по штампам в паспорте я в Турцию улетел, 17-ого вернулся. Уголовщина. Можно было судиться. Я не хотел во всю эту грязь влезать, так что с клубом разбирался агент. Андрей пожалел их. По итогу все выплатили. Не инвесторы, само собой. «Белшина».

– С инвесторами Новиковым и Саутиным судиться не собирался?

– Когда они перестали отвечать на звонки, я с ними общался только через агента. Дал интервью – начали сами мне названивать. Не отвечал уже я.

– После всей этой истории с «Белшиной» от Беларуси не затошнило?

– Говорил агенту, что хочется попробовать себя в другой стране, пройти этот этап. Но пока, значит, вариантов нет. Нужно работать и доказывать, начать забивать сперва.

– Гордейчук рассказывал, что на тактических занятиях ты был у Седнева любимцем.

– Сергеевич – футбольный во всех планах человек. И шутит хорошо, и подтравить может, когда надо. На разборах, бывало, когда хорошо отыграешь, но не забьешь, Сергеевич ко мне поворачивался и начинал: «Где твой КПД? Смотри, на трибуны двое пришли с бутылками. На грудь приняли в первом тайме, кричат Ярик-Ярик. А Ярик поплыл. Ярика не найдешь на поле» Подтравливал меня чаще остальных. Но скорее от большого желания максимум из меня выжать. Хорошо, когда тренер постоянно не доволен и только требует. Плохо, когда молчит. Тогда новую команду нужно искать.

– Седнев и в «Днепре» твою карьеру реанимировал.

– Да. Не знаю, как бы справился без него. У человека высшая лига на носу, своих дел полно, но на просьбу о помощи все равно откликнулся. Держал при команде, всегда время на меня находил на тренировках. Благодаря Сергеичу хоть какую форму удалось набрать перед стартом сезона. Тут я у него в долгу.

– Давай пару слов о Новополоцке. Еще до старта чемпионата «Нафтан» не выглядел состоятельным клубом. Знал, на что идешь?

– Когда я приехал в Новополоцк, понятия не имел, что команда начнет сезон в минусах. Пока был в Киеве, много общался по телефону с Сидоренковым и Подлипским, из ребят созванивался с Мишей Горбачевым. Заверяли, что все будет отлично. Приехал на сборы. Начиналось все действительно неплохо. Но потом было как-то совсем нехорошо пять месяцев.

– 4 гола за 15 игр первого круга. Ребята бросили играть?

– Говорить про нефарт глупо, но порой с реализацией моментов доходило до смешного. Много матчей было, где должны были забивать один-два, даже три, но в итоге проигрывали. После каждой игры думаешь, может, ты сам что-то не понимаешь в футболе. Ни пробить не можешь, ни отдать. Куда ты попал, какой ты футболист. В «Крумкачах» вроде игра пошла. Что-то еще умею, оказывается.

– Когда ты окончательно понял, что из Новополоцка надо бежать?

– На собраниях. Первое собрание. «Подождите неделю – деньги будут». Проходит месяц. Собрание. «Вот сейчас точно деньги будут – еще потерпите недельку». Ждем месяц. Собрание. «Еще неделю подождите. Нефть пошла. Видите, я письма каждый день пишу. С уважением, Подлипский. Никто не дает нам денег. Но вот сейчас придет транш – и со всеми рассчитаемся». К концу перестал слушать, что нам говорят. Благо, у кого-то из ребят заначки были. Я на бобруйские деньги жил, и то семье пришлось уехать в Украину. А ребятам и на поесть не хватало, брал на выходные к себе кормить. Столовая-то только по будням работает. Не унывал только Леха Козлов. Мы его местным дурачком называли. У человека всегда отличное настроение. Шутит, радуется жизни. Пока я в туалет иду, прячет мой телефон. Возвращаюсь. Вижу, что мобильника нет и Козлов лежит с каменным лицом. Уверен, что телефон у него, но понимаю, что искать трубку придется долго. Леха не расколется. В итоге нахожу где-нибудь на бильярде или в прачечной. А Козлов стоит рядом и ржет, доволен собой. На тренировку идешь, а твои бутсы между собой связаны. И рядом Козлов хихикает. Вроде, мелочь, а смотришь на этого человека, и самому смешно.

– Как тебя встретили в «Крумкачах»?

– Отлично. Снова прихожу в команду и никого не знаю. Прошлый год я нигде не пересекался с «Крумкачамi». К тому же Батя и Миша Калугин, с кем общался больше всего, разбежались. Атмосфера футбольная. Не то что в Новополоцке в последние месяцы. Там я перестал чувствовать себя футболистом. У большинства игроков «Нафтана» на лицах обреченные «надо прийти потренироваться». Такого в Минске, несмотря на проблемы с деньгами, нет. Главное, что с тренером общий язык нашел. Если Седнев очень любил поговорить, по поводу и без, то Кучук – его полная противоположность. Он может, конечно, с тобой перед тренировкой словом перекинуться, но в основном все общение завязано на работе. Так даже лучше, ни на что не отвлекаешься. В «Крумкачах» впервые в своей жизни стал ярко выраженного нападающего играть. В основном на флангах бегал ранее. Но Алексей Леонидович мне доверяет. Для меня это самое важное. Я уже забыл времена, когда на меня по-настоящему рассчитывали. Надеюсь, так будет и дальше. Уже надоело на вторых ролях находиться.

– «Белшина» с невнятным руководством, бедствующий «Нафтан», распродающие состав «Крумкачы». Принципиально рассматриваешь только проблемные команды?

– Агент сказал, что во мне был лично заинтересован президент «Крумкачоў», поэтому я посчитал этот вариант наилучшим для себя. Понятно, что в Минск не ради денег приехал. Пока о них нужно забыть. Моя цель – много играть, набирать форму и в дальнейшем попытаться попасть в сильный клуб.

– Ты эффектно отпраздновал забитый «Нафтану» гол на последних минутах кубковой игры. Что хотел сказать своим жестом?

– Да ничего глобального. Привет передал тем, с кем «посчастливилось» познакомиться в Новополоцке. Не об игроках речь, конечно. Пусть те люди сами думают, что я хотел им сказать.

– При всех проблемах нашего чемпионата ты остаешься в Беларуси.

– Были варианты уехать в Украину, но сейчас там все очень печально. Уровень футбола сильно упал. К тому же почти у всех команд большие проблемы с деньгами, если не брать «Шахтер», «Динамо», «Зарю» и «Карпаты».

– Ты успел хорошо узнать нашу страну. Что бросается тебе в глаза?

– Не могу привыкнуть к вашей бюрократии. Чтобы чего-то добиться от клуба, тебе нужно достать одну бумажку, потом эту бумажку должны подписать еще несколько человек. Если возник какой-то вопрос в субботу, то извини, приходи в понедельник. У нас все намного быстрее решается. В белорусах режет ухо постоянное «ну». И понимай его как хочешь. То ли согласен с тобой человек, то ли нет. Может он тебя вообще не слушает. А так очень нравится ваша страна. Минск – красивый город, особенно после тех мест, где я жил раньше. Дочку давно не видел, так что сейчас все время свободное проводим с ней. В Минске есть на что посмотреть. Иногда устраиваем семьей пикники в Зеленом лугу.

– Если получится зажечь в «Крумкачах» и тобой заинтересуется какой-нибудь из стабильных белорусских клубов, останешься в Беларуси надолго?

– Остался бы, конечно, если поступит нормальное предложение. Жене у вас нравится, мне тоже. Так что думаю получить здесь вид на жительство. Может даже перееду в Беларусь окончательно. Путешествовать уже надоело, но, если позовут играть в другой чемпионат, поедем. Придется. Уже не молодой, но пока не старый, чтобы отказываться. Главное, кресты не рвать.

Фото: Юлианна Рипинская.

Автор: Anton Ivanou

Алексей Мохнач, на днях дебютировавший за дубль «Крумкачоў», в интервью группе Вконтакте футбольного клуба «Урожайная» рассказал о себе, своей карьере в БАТЭ, играх за «Волну и «Викторию», а также переходе в «Крумкачы».

Последнее из Twitter

В продаже появились билеты на последний матч сезона #КрумкачыМинск. Сегодня – в два раза дешевле 😊 Ждём вас в воскр… https://t.co/jbOMGKsucz
Хотите, чтобы ваш ребёнок в крутой футболке от @Kufarby выводил игроков перед матчем #КрумкачыМинск? Пишите… https://t.co/phKJB8hRiM
Вырашаючая гульня #КрумкачыМінск — у гэтую нядзелю ў 14:00! 💪 Разам зможам перамагчы! https://t.co/XmxoepujVH
В гости к нашему Тащуну в жодинский магазин разливного пива «ЩУКА» 🍻 заезжала съемочная группа «Время футбола», тел… https://t.co/1vA12x9SLw
Наш полузащитник #ВладИванов в своем Инстаграме поблагодарил болельщиков за поддержку в матче #ДинамоКрумкачы 👏👏👏… https://t.co/wU6x5iHRym

Контакты

Пресс-секретарь

Роман Шевцов
+375 (29) 156-47-68
rsh@krumka.by

Атрибутика

Евгений Саковский
+375 (29) 772-19-09
es@krumka.by

Работа с болельщиками

Алексей Важник
+375 (44) 759-61-51
info@krumka.by

Специалист по безопасности

Анатолий Бричак
+375 (29) 114-19-77

Маркетинг

Андрей Ходас
+375 (29) 382-60-94
akh@krumka.by

Логотип Prestigio
Тур по Европе из Минска | Цена на туры выходного дня и экскурсионные
Логотип НОК
Логотип АБФФ Чемпионата Беларуси по футболу
Havoline

Подписывайся на нас

Copyright© 2016 ФК «Крумкачы»
Сайт разработан business-solutions.by
Хостинг предоставлен hoster.by